i_cherski (i_cherski) wrote,
i_cherski
i_cherski

Categories:

Эльфийский колхоз

Оригинал взят у bootsector в Эльфийский колхоз
В моей коллекции ретро-техники пополнение — электрофон УП-2 вильнюсского завода «Эльфа», выпущенный в 1954 году.



Точнее, по терминологии тех лет это «радиограммофон». Курьёзное название, учитывая, что радио в нём нет, а граммофоном он, по сути, не является.

Проигрывателей серии УП в послевоенные годы выпускалось много, но подавляющее их большинство могло использоваться только как приставка к радиоприёмнику. Мой же экземпляр имеет встроенный ламповый усилитель и динамик и потому способен играть сам по себе. Более того, он относится не к массовой линейке УП-2М, а именно к УП-2, которых было выпущено, насколько мне известно, не более 1500 штук.



Сколько из них дошло до наших дней, я не знаю, но на фотографиях в интернете и в онлайновых радиомузеях полностью аналогичного устройства я не встречал. Видимо, мой экземпляр — из поздней серии УП-2, потому что тонарм и круглые замочки у него ещё старого образца, а вот ручка — уже не кожаная, а карболитовая, вроде тех, что ставились на УП-2М и последующие «Эльфы».



Радиограммофон достался мне в комплектном, но не вполне рабочем состоянии. Вращение диска запускалось через раз, а на выходе усилителя были только гудение и треск, так что пластинки звучали исключительно за счёт «патефонного эффекта» (резонанса тонарма и частей корпуса).

С патефоном, впрочем, УП-2 и впрямь имеет немало общего. Несмотря на то, что он выпущен в 1954 году, когда уже существовали пьезоголовки с «многоразовыми» корундовыми иглами, тонарм оснащён звукоснимателем, рассчитанным на одноразовые граммофонные иглы.



С их помощью предполагалось воспроизводить как обычные пластинки на 78 оборотов, так и долгоиграющие на 78 или 33 об/мин. Чтобы пластинки с более деликатной записью не портились, на тонарме был установлен передвижной грузик с положениями «О» и «Д», с помощью которого можно было уменьшать нагрузку на иглу.

В закрытом состоянии радиограммофон представляет собой карболитовый чемоданчик с ручкой, а если его открыть и снять диск, откроется вид на лампы усилителя. Окошко позволяет менять лампы, не разбирая аппарат полностью, а также служит для охлаждения. После долгой работы и диск, и пластинки получаются тёплыми, как блинчики.



Усилитель (естественно, монофонический) собран на трёх радиолампах: 6Н9С и 6П6С отвечают за усиление низкой частоты, а 6Ц5С — за выпрямление переменного тока. Полупроводниковые выпрямители тогда были ещё слишком дорогими, и в бытовой технике их начали массово использовать лишь несколькими годами позже.

Чтобы снять верхнюю панель, нужно выкрутить два винта по краям её передней части. Когда я впервые разобрал устройство, мне открылась вот такая картина:



Очевидно, что проигрыватель уже ремонтировали до меня, причём очень давно (скорее всего, в начале 60-х) и весьма колхозно. Особенно меня поразил своим изяществом подвес для динамика, сделанный из стального уголка. Динамик 1ГД-5 — примерно ровесник остальных деталей устройства, 1957 года выпуска, но всё-таки неродной. Вместо него должен стоять 1ГД-1, чуть покрупнее.

На большинстве фотографий из интернета видно, что динамик привинчен к верхней панели:



Но есть мнение, что это позднейшая переделка, потому что в журнале «Радио» № 12 за 1954 год, где описывается радиограммофон УП-2, сказано следующее:

Громкоговоритель прикреплён ко дну ящика посредством трёх амортизированных стоек и не касается сборочной панели, что необходимо для уменьшения акустической связи между громкоговорителем и усилителем.

Шасси выглядит так:



Причину незапуска двигателя я нашёл сразу: при ремонте пайка была выполнена отвратительно, и провода едва держались на клеммах тумблера.



В итоге я заново зачистил и припаял все провода в этом блоке.

Схема усилителя, к счастью, оказалась практически не копаной. На всех контактах ламповых панелек сохранился заводской лак, и пайка там была выполнена хорошо. Я нашёл только два «лишних» резистора, не предусмотренных схемой.



Удалив их, я обратил внимание на очень большую величину проходного сопротивления R2. Не знаю, зачем так было сделано — возможно, родной пьезокристалл из фосфата аммония выдавал колебания с очень большой амплитудой. Но теперь из-за многокилоомного резистора входной сигнал очень ослаблялся, и звук получался тихим. В общем, я провёл эксперимент, и, убедившись, что усилитель играет хорошо и при существенном снижении этого сопротивления, припаял в параллель штатному резистор на 6,8 кОм.



Для проверки усилителя я просто подключил в качестве источника звуковую карту компьютера, а вместо встроенного динамика использовал большую 4-омную колонку. Оказалось, что усилитель играет чисто, без хрипов и искажений. Коэффициент усиления у него маленький, но если подавать на вход мощный сигнал, на выходе можно получить очень громкий и хороший звук — запас выходной мощности у схемы колоссальный.

А вот послушать, как звучит родная головка, мне не удалось. На первый взгляд она выглядит целой, пластинки пьезокристалла так и золотятся:



Но если заглянуть с другой стороны, можно увидеть уходящую в резиновый демпфер трещину, отделившую переднюю часть одной из пластинок от задней. Из-за этого колебания иглы почти не передаются основной части кристалла, и звучит головка так тихо, что я смог хоть что-то разобрать, лишь когда подключил вместо колонки наушники.



Найти сейчас аналогичную головку на замену почти нереально: 90% «Эльф» дошли до наших дней уже неживыми. Знающие люди, занимавшиеся их ремонтом ещё в те годы, говорят, что это в принципе были весьма некачественные и ненадёжные устройства, начинавшие «сыпаться» почти сразу после покупки, несмотря на высокую стоимость.

Вроде как на замену можно поставить пьезокристалл от более современной головки типа ЗПК-56 или ГЗК-58Н, но его придётся каким-то образом повернуть на 90°, потому что он рассчитан на колебания в другой плоскости. Но это всё требует времени, а послушать пластинки хочется уже сейчас (тем более что в Москве у меня есть только современный электрофон, не рассчитанный на 78 оборотов).

В общем, было решено наступить на горло принципам и организовать свой колхоз. У меня имелся запасной тонарм к УП-2 без головки и та самая «лодочка» ЗПК-56 с незначительным дефектом, которая неплохо в этот тонарм ложилась.



Я снял родной тонарм и отложил его до лучших времён, а запасной выложил внутри пористым материалом (обрезки теплоизоляции K-Flex), чтобы избежать резонанса, и просто примотал к нему неродную головку каноничной синей изолентой :-D. Каких-либо «непоправимых улучшений» вносить не потребовалось, так что обе вещи сохранили аутентичность и могут быть разлучены без последствий.



Естественно, это временная мера. В дальнейшем я хочу восстановить радиограммофон в его оригинальном виде, заменив динамик и головку. Ну а сейчас на нём можно слушать пластинки через внешнюю колонку или, что особенно удобно, через наушники. Если закрыть чемодан, со стороны вообще не слышно никаких посторонних звуков, так что можно наслаждаться старой музыкой, никому при этом не мешая.

Предлагаю послушать, что у меня получилось записать через линейный вход аудиокарты. Для согласования нагрузок землю и сигнал в звуковом кабеле пришлось соединить эквивалентом динамика — низкоомным резистором. Звучит танго «Спи, моё бедное сердце» (1939 г.) в исполнении Государственного эстрадного оркестра под управлением Леонида Утёсова. Пластинка второго класса, довольно убитая, да и кабель стоило бы подыскать получше, но общее впечатление составить можно.


Cкачать Спи, моё бедное сердце бесплатно на pleer.com

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment